Соня (fossa_s) wrote,
Соня
fossa_s

Categories:

армия



начну с того, как нас вызвали на собеседование. Представители некоторых войск не смогли или не захотели явиться и к ним потом пришлось ездить отдельно, не знаю можно ли было не поехать на одно из собеседований, приглашение приходило в виде приказа. но я поговорила с теми, кто меня интересовал, в конце дня в анкете написала куда я хочу (можно было указать три варианта в порядке предпочтения) и остальные меня не волновали. поэтому когда потом меня позвали в ГО (очень подходящее название!) я вообще никак это не восприняла, ну съездила, поговорила. Они очень обрадовались, что я живу в Ашдоде, сказали, что база очень близко, что работа в основном с гражданскими, интересная и ответственная. Но мне-то было все равно, я думала, что уже написала куда хочу и все. поэтому то, что я попала в ГО было первым обломом. Но то, что мне рассказали на собеседовании немного утешало, я же не знала, что они могут так нагло врать.
КМБ прошел очень хорошо, мне там понравилось, правда куча времени уходило на сидение на полянке и выслушивание не всегда полезной информации. Говорили, что это самая сложная часть службы и я решила, что дальше все будет отлично. в назначенный день я явилась в Тель-ашомер часов в 9 и стала ждать направления на базу. Я его получила где-то в час. Позвонила на базу, где меня должны были принять, сказала, что нахожусь в Тель-ашомер и у меня направление. Там мне сказали ехать к ним, доехать до Беер-Шевы ( ) и там сесть на такой-то автобус. Ладно, поехала на поезд и часа в 4 была в Б7(Беер-шева), села на автобус, попросила водителя сказать мне когда выходить. Он мне сказал сесть, ехать еще долго - тут я начала волноваться. До 16.50 я уже вся извелась, позвонила на базу, сказала, что уже подъезжаю, там мне сказали, что они уходят домой. Я стала ругаться - зачем мне тогда сказали приехать - на что мне сказали приехать завтра. Я доехала с водителем до конечной, у меня в мобильном села батарейка, по дороге поплакала, потеряла и нашла линзу - вот представление водителю. Мы заезжали на какие-то базы, проезжали киббуцы. на конечной он перекусил и поехал обратно. Автобусы в Ашдод уже не ходили. я позвонила домой и другу с общественного телефона, сказала, что жду поезда и все в порядке. Друг сказал, что он уже выехал в Б7 искать меня (я успела сообщить, что еду в Б7) и уже подъезжает. А ведь он даже не знал где меня искать и не мог связаться со мной!!! На машине я была дома часов в 22.00-23.00. Было страшно подумать о том, что мне придется ехать туда опять. но, конечно, надо было попробывать, узнать что за работа и т.д. Поехала туда на следующий день. Из Ашдода через Б7 дорога заняла часа 4. Там я встретила девчонку, "машакит"(командир не офицер) которая работала в офисе, в котором должна была быть и я. Она высказала свои соболезнования. мы пошли на обед и поели холодные, сгоревшие и слипшиеся макароны и курицу. Настроение обед не улучшил. Потом я увидела офис и чувака, на место которого поступила, он должен был меня учить. наверное, с этого у меня и началась депресия. Офис был маленький, грязный и очень вонючий. Хотя "машакит" свой стол держала чистым, заклеила его пленкой под которой само собой были микки-маусы и другие винни-пухи и периодически пшикала освежителем воздуха, но он мало помогал и находилась она в комнате мало, а после того, как пришла я так почти не заходила туда под предлогом, что ей нет места. Парень там был очень странный, назову его Р. С ним вообще сложно было находиться в помещении из-за всяких звуков и запахов. А когда я поняла почему у него заплата на ширинке... уф... потом был разговор с командиршей, которая стала орать на меня как бешенная, как только я заикнулась о том, что мне сложно ездить и что мне нужно работать потому что в семье проблемы с деньгами. Мне посоветовали поехать домой с ашдодцем, а он посоветовал ездить тремпами. Я знала, что это запрещенно, но в тот раз была с ним и поехала на тремпе. Потом ездила на автобусе и возвращалась в 20.30, о работе, даже без разрешения, нечего было и думать. Один дебил назвал меня избалованной дурой, потому что мне было тяжело вставать в пять, 3 часа ехать на базу , возвращаться 3.5 часа и быть дома в 20.30. Возможно, я и в самом деле избалованная. Но другой парень (кстати, наверное есть закономерность и большинство умных парней симпатичные), спросил его "зачем? кому это нужно?". В самом деле, это никак не способствовало защите родины или хотя бы помощи защите родины, это было никому не нужно. Немного о ГО. Чем они занимаются? В основном учениями, проверками безопасности, дисциплиной. Это по большому счету. На самом деле это означает, что куча народу каждый день мается дурью и достает других, многие из них контрактники и получают неплохие зарплаты. Я, "машакит" и еще один чувак сидели целыми днями в офисе и ничего не делали для страны. Он смотрел порнуху (за что его не раз судили), я читала книжки, машакит - умная, образованная девчонка, с желанием что-то делать - гуляла по базе. Периодически к нам заглядывали разные командиры, которым нечего было делать и они следили за тем, что б мы в карты не играли.
Через несколько дней на базе я решила попробовать ехать через Ашкелон, оказалось еще дольше, автобус делал круги в Сдероте и Нетивоте, я садилась потом на тот же автобус из Б7. Обратно таким образом вообще не могла уехать, все автобусы проходили полные, люди с удивлением смотрели на солдатку плачущую над проезжающими автобусами. Нервы у меня тогда конкретно сдавали, не могла ни спать, ни есть. В основном от постоянных наездов. Первая встреча с командиром базы началась с крика и ругани. В дальнейшем даже когда он говорил спокойно ему удавалось сказать что-то обидное, из-за чего я начинала плакать. в первый раз меня еще начал "утешать" Р. , счел это хорошим предлогом чтобы распускать руки, я поняла, что нужно от него держаться подальше. Он вместо взаимности получив другой результат стал делать мелкие пакости. Подставлял меня перед командиршей, рассказывал ей про меня что-то. Она тоже стала меня держать за какую-то преступницу. Еще он, например, когда мы куда-то шли из офиса просил меня закрыть дверь, давал ключ и уходил. Как он закрывал дверь я поняла потом (снаружи она не закрывалась, надо было повернуть замок изнутри, выйти, поворачивать внутрь не до конца и когда можно было плотно захлопнуть дверь, резко закрывать), а тогда я все с ней мучилась, он возвращался и вел себя со мной как с умственноотсталой, которая даже дверь закрыть не может.
Через какое-то время я поняла, что просто так меня не переведут. Я подавала просьбу о переводе, но такая просьба в первую очередь поступает командиру, дальше она уже не шла. В очередной раз, когда у меня сдали нервы, я решила обратиться к "кабану" (военному психолгу), дезертировать я тогда не могла, мне еще надо было сдать очень важный экзамен, а я не знала когда и насколько меня могут посадить. Взяла направление у врача, сказав, что у меня проблемы в отношениях с солдатами и командирами, он меня направил в армейскую больницу в Б7, к психологу. К армейскому психологу солдаты приезжают в назначенное время, но принимает он в порядке живой очереди. То есть в приемной у психолога я проводила спокойные часы вдали от ненавистной базы, уже в этом была помощь. В первую встречу психолог назначила следующую встречу. В следующую встречу тоже. Кажется она расчитывала на то, что мне хватит один раз в неделю отдохнуть от базы. Но это было не так. У меня есть много знакомых, которые "косили" от армии и которые вышли с 21 профилем (непригодность). Ситуации разные, некоторых можно осудить, некоторых нет. Меня они отговаривали от призыва еще до него, но я не хотела, до сих пор считаю это неправильным, но получается они были правы, когда говорили, что я не знаю на что иду. Некоторые пили специальные таблетки и читали разную литературу перед встречей с психологом. когда к психологу пошла я они пытались меня подготовить, но я уже в этом не нуждалась, сама дошла до состояния, которое казалось мне невыносимым, когда казалось, что выхода нет, не могла спать, есть и прочее, поэтому скорее по мне можно было изучать что нужно делать, чтобы получить 21. Когда мне предлагали подписать какую-то бумагу для 21 и я отказалась, мои знакомые сказали " ты знаешь на что некоторые идут чтобы этого добиться? ты действительно ненормальная" - уловка 22 (и числа-то похожие ). Р. освободился, при этом из офиса пропало все, что он мог унести. Я, доверчивая дура, практически не глядя подписалась под всем имуществом кажется в первый же день на базе. Я сдала экзамен. Однажды я проходила врачебные проверки в больнице, в Б7. когда я попала на центральную автобусную станцию было 15.00. Автобус на базу уходил в начале четвертого, на базу я приехала бы в 16.00, в 17.00 ехать домой. Конечно я предпочла не тратить 4 часа из которых на базе была бы 1, а поехать домой ( кстати, до этого один раз психолог дала мне больничные и командирша заставила меня ехать на базу чтобы показать ей справку, я тогда не знала, что она не имеет права этого делать). мне позвонила какая-то левая офицерша (моя командирша мне предпочитала не звонить) и приказала ехать на базу, на что я ответила, что уже еду домой. На следующее утро эта офицерша повела меня к заму начальника базы. Кстати, тот еще тип, до этого он говорил мне, что я должна приезжать к 8.00, а так как нет автобусов в такое время, то я должна оставаться ночевать на базе. Всегда! На открытой базе. На мой вопрос почему одна я из всех солдат (я приезжала еще с несколькими ашдодцами и ашкелонцами к 9.30, на базе оставались только те, кто охранял), он ответил, что у них индивидуальный подход к каждому солдату. Угрожал, что в противном случае я должна буду вернуть армии все деньги, которые она мне заплатила и что меня лишат образования и еще какой-то бред. Было просто обидно, что он несет мне какую-то чушь, считая меня совсем за дуру. Он еще любил прятаться в кустах за остановкой, чтобы поймать тех, кто раньше уходит. В общем, он мне дал всего лишь выговор, наверное решил, что и это меня напугает, тем более, что я признала "вину". Но на этом все не закончилось. Моя командирша хотела со мной это обсудить, она приехала на базу в пять. Все уехали домой. я пришла к ней, она сказала, что поговорит со мной позже. Я ждала до 18.30, в это время был последний автобус. Я закрыла дверь (в тот день как раз до меня дошло как это сделать) и ушла. Было темно, но я пряталась на остановке и боялась, что из-за кустов вдруг появится командирша, схватит меня и все... Но у меня получилось сбежать, на том же автобусе, на котором я впервые ехала на базу, с тем же водителем (спаситель!). В 20.30 мне позвонила командирша и сказала зайти в ее офис, я сказала, что еду домой. Она стала орать, угрожать, сказала приехать завтра с вещами (аха, щазззз), что я навсегда останусь на базе и т.д.
На следующий день я не вернулась на базу. Я поехала к другу. невозможно описать что я чувствовала, наверное то же, что человек, который вышел из тюрьмы или очнулся после комы. Какое это счастье днем идти по улице, видеть людей, которые просто гуляют, выгуливают собак, играют с детьми, едут на работу или с работы. люди ходят по магазинам! Это было ощущение счастья и свободы. Я пыталась дозвониться психологу и сообщить ей о дезертирстве, но она не отвечала. Зато звонила командирша с угрозами, звонил "шишка" из ГО, который проводил со мной собеседование ( с ним я тоже до этого разговаривала насчет перевода и проблем с командирами). Моя мама получила письмо от командира базы, в котором он советовал чтобы я вернулась. Маму это письмо очень расстроило, но не содержимым, а обращением. Письмо было адресовано ей и папе, а они в разводе уже больше 20 лет , мы 8 лет к тому времени жили в Израиле, а он в России. Еще командирша приезжала к нам в гости, не предупредив ( я была дома совершенно случайно) и без "машакит таш" (офицер, который ответственен за условия службы солдат), как положено, зато с вооруженной офицершей (это она зря, мой кот напугал их побольше, чем автомат мою маму), пыталась кричать на маму, но мама поставила ее на место.
Друзья подготовили мне выдержки из закона. Оказывается я дезертировала в удачное время, для того, чтобы сдаваться в тюрьму нужно было подождать только 14 дней, а не полтора месяца, как в новом законе, который еще не вступил в силу. Я не хотела терять время, ведь неизвестно было что будет дальше. Через 14 дней я приехала в тюрьму в Црифине. Там мне сказали, что у них нет мест, посоветовали приходить в воскресенье, потому что чаще освобождают перед выходными. Я посетовала на беспорядок, они виновато поулыбались. Во второй раз мне повезло больше, правда, как всегда в армии, пришлось несколько часов подождать. У меня забрали все личные вещи, форму, телефон, сережки (потом узнала, что девчонки с пирсингом в пупке вставляют зубчики от расчески)и т.д. Оставили одежду, всякие мыло, шампуни, благо я знала, что все это должно быть в прозрачной упаковке. Выдали тюремную форму, отвели в камеру. В тюрьме я отдыхала и морально и физически. Было тяжело только не общаться с близкими. На телефонные разговоры отводилось 2 минуты в день, но остальные заключенные и те не давали поговорить, еще пришлось звонить психологу насчет назначеной встречи, сказать, что не приду. Еда, отношение, люди, все было гораздо лучше, чем на базе. Все было бы отлично, если бы не неизвестность. Мне дали 2 недели, потом я должна была вернуться на базу. И что дальше? Опять дезертирство и тюрьма? Эти мысли доводили до отчаяния. Один раз было свидание с близкими. Очень их было жалко. Те, у кого в тот день не было свидания, стояли у окна и смотрели кому что привезли вкусного. Девчонки в тюрьме были что-то с чем-то, отдельная тема. Многие туда попали из-за наркотиков. Была одна больная анорексией, килограмм 30, как ее вообще в армию взяли не знаю. Забавно - я села в тюрьму 23 февраля, а вышла 8 марта.
После тюрьмы мне пришлось конечно вернуться на базу. Но теперь и у них появилось желание от меня избавиться. Письма от психолога (которые я, правда, не должна была читать) командирам тоже стали настойчивее, тогда она и предложила мне 21. Из-за того, что "машакит" была одна в отделе, ее не отпускали на курс, в этом я ее подвела, так получилось. Но когда я вернулась из тюрьмы ее выпустили на курс, может побоялись новых проблем. Когда я только пришла в офис, зашла командирша и сказала собирать вещи и выметаться, она не хотела меня у себя в отделе. Я взяла сумку и пошла сидеть у кабинета начальника базы. Он спросил меня что я там делаю, я рассказала и он послал меня обратно, предварительно поговорив с командиршей. После этого армия принялась усиленно искать мне новое место. На собеседованиях не особо радовались тому, что я побывала в тюрьме. Я была согласна на все.
как-то все солдаты ждали автобуса на остановке, на дороге лежала мертвая кошка и кто-то сказал :"даже кошки тут кончают с собой". Еще я как-то нашла в столе отчет о происшествии. Парень на той же должности пытался покончить с собой после душевной беседы с командиром, насчет того, почему он не отвечал на телефон во время работы вне базы и почему вернулся на базу не раньше какого-то времени.
Мой командир принимал участие в моем переводе, после его вмешательства было решено, что будет проще найти мне место понизив меня в звании. Мне уже было все равно. В конце концов меня перевели. К тому времени моя командирша освободилась и в последнее время мне было гораздо легче. Оказывается, я сама не понимала, что мне тяжело не из-за условий службы, а из-за начальства. Последний день на базе тоже был кошмаром. Надо было всех подписать, уже в два надо было быть в Тель-ашомере. машакит почти всех подписала для меня, но все равно пришлось побегать. Завхоз поиздевался надо мной вовсю. Оказывается, ничего из того, под чем я подписалась не было. Пришлось стащить кровать из комнаты охраниц, оказалось, что нужна другая кровать. Стащили из комнаты охраников. Стол нашелся в чужом офисе. Последним были шапки, без них завхоз отказывался подписывать. Какая-то девчонка уговорила машакит подписаться на них, сказав, что у нее дома есть шапки с КМБ. какими словами я вспоминала Р. Можно догадаться, машакит сказала, что не подозревала, что я знаю такие выражения. Каким-то чудом я успела на автобус (всего там ходит 4 автобуса в день, до четырех только один).
Потом меня перевели в хорошее место, с хорошими людьми, которые относились ко мне как к человеку, которые занимались работой. За дисциплиной следили меньше, громких слов о защите родины , о долге, я не слышала. люди просто работали, но без их работы вся армия накрылась бы.
Tags: армия
Subscribe

  • Хочу взаимности

    Короче, все мужики говорят мне, что я сложная и что больше всего им нравится моё отношение к ним. Я никак не могу объяснить ни одному из них, что эти…

  • Нацизм в Израиле

    Русской ебатине не даёт покоя её лишняя хромосома и она проповедует нацизм на генетическом уровне https://albetina.livejournal.com/344738.html…

  • (no subject)

    В Израиле произошла трагедия, люди погибли в давке. Моя знакомая написала в фейсбуке, мол, не думала, что такое может произойти в Израиле. Мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments