November 14th, 2015

крин

(no subject)

Наверное, еще рано, я сама только сейчас проснулась и узнала о терактах во Франции. Но пока еще ни одна сука из израильского сегмента об этом не написала. Вернее, один написал что-то о том, что теракты ничему Францию не научат, то есть злорадство уже успели проявить. Поэтому израильтяне не заслуживают сочувствия - их самих кроме собственной жопы ничто не волнует.

Апд. Появляются новые реакции: злорадство, злорадство, злорадство... Подумайте об этом, когда в следующий раз "русские" израильтяне услышат сирену и начнут биться перед вами в истерике, требуя от вас сочувствия и поддержки.

Апд. Апд. Господи, какие же выродки, твари, дикари и нелюди мои дважды сограждане! Я еще пыталась с ними общаться... С тем же успехом можно пытаться договориться с бешеным псом.

Кстати, поняла почему в художественных произведениях часто встречается тип героя, который когда-то имел семью, но все потерял. Семейный человек не готов на геройства. Он может сказать: "Сегодня я должен ребенка из садика забрать и сделать покупки, поэтому с коррупцией, мафией или инопланетными захватчиками я сражусь как-нибудь в другой раз". Человек же, у которого нет семьи и никогда не было, мизантроп и социопат. Он не станет никого спасать, ему это якобы не нужно. Максимум, он поможет главному герою, если тот убедит его, пообещав какие-то ништяки. Но как правило он должен погибнуть, раскаявшись и расплатившись таким образом с человечеством за свою нелюбовь к нему. То есть, семейный человек слишком нормален чтобы быть героем, а вечный одиночка слишком ненормален.
крин

Завышенные цены на гуманитарные продукты

Почему когда жизнь становится наивысшей ценностью, она теряет цену. На самом деле, жизнь адекватно оценивается когда есть надличностные ценности.
Оригинал взят у berlinguide в Завышенные цены на гуманитарные продукты
Заметно, что цена человеческой жизни стала завышена, цена жизни и смерти, боли, болезней. Это уловка капитализма. Первое: теперь обычная нормальная аргументация в виде трупов ни в какие ворота якобы не лезет, то есть, пролитая кровь - парадоксально - ничего не значит. Второе: если переоценить человеческую жизнь, человека можно доить за спасение полутрупа уже, как это делают с родственниками больных некоторые клиники, годами держащие тело в коме, не давая ему умереть, а сколько лекарств можно продать! А уж как можно доить за достижения демократии, приправленные уровнем жизни и благолепием размножающейся под присмотром кредита нации! Третье: отнимая у людей действенный механизм риторики - смерть - мы заставляем людей соревноваться в сообразительности, хитрости, оружейном искусстве непосредственно в политике, и опросредованно во лжи.

Надо и трагедии, драматургию Шекспира прежде всего, а также вообще героические повествования запретить: там одна валюта - трупы. Это ужасно. Это неприлично. Это намекает на разрушение очередной абсолютизованной (фантазмированной, то есть) ценности - человеческой жизни.