May 28th, 2015

крин

Дыбр

Была сегодня на симпозиуме, прослушала аж 14 отчетов о разных исследованиях в области сельского хозяйства и здоровья населения. В общем, они лишь подтверждают то мнение о научных исследованиях, которое высказывалось недавно в моей ленте.
Например, первое исследование было о влиянии фталатов и стресса на детей, рожденных у матерей, которые подвергались этому влиянию. В ходе исследования, например измеряли Anogenital distance (AGD) у детей до года и проверяли как оно изменяется в зависимости от доз фталатов у матери. Прикиньте, спрашиваете вы ученого чем он занимается на работе и он отвечает: "Измеряю расстояние между... Ааа, неважно". Кроме того женщина, которая рассказывала об этом исследовании, сказала, что есть связь между этим расстоянием и мужскими болезнями, а ещё с мужественностью вообще. Якобы обезьянам давали разные игрушки и самцы выбирали машинки, а самки кукол, у людей же не всегда так. Казалось бы, причем тут фталаты :)

Другой бойкий молодой человек рассказывал об обработке фармацевтических отходов в сточных водах с помощью озона. Якобы сначала попробовали очистить сточные воды от карбамазепина и венлафаксина обычным способом - биологически. Обнаружили, что концентрация веществ практически не изменилась. Попробовали с помощью озона - удалили где-то 99% веществ. Я думала, что на этом рассказ закончится, но рассказчик оказался честным человеком и не стал скрывать что же стало с веществами после их чудесного удаления. А стали они пролекарствами (так же называют prodrugs на русском?). То есть, может, навязали им атом кислорода из озона, но они всё равно быстренько от него избавляются. За что боролись? Якобы после обработки озоном от них проще избавиться традиционным способом, но исследователи не пробовали это сделать, а измерили BOD, увидели увеличение и решили, что бактериям нравится, значит, они будут это перерабатывать. Почему не проверили как работает биологическая очистка мне непонятно, я постеснялась спросить. Сама обработка озоном стоит дорого, но рассказчик сказал, что тот, кто загрязняет (фармацевтические фирмы) должен платить.